Шымкент без мозаики

Vласть отправила запрос в управление культуры, развития языков и архивов города Шымкента, чтобы получить ответы на вопросы: кто и как определял ценность мозаики «Берегите памятники культуры». К сожалению, чиновники не смогли внятно ответить на этот вопрос. В официальном ответе управление сообщило, что мозаики в принципе не включены в список памятников истории и культуры.

«В 1994 году по инициативе министерства культуры Республики Казахстан при участии ученых Института истории и этнологии им. Ш. Уалиханова и Института археологии им. А. Маргулана была выпущена книга «Свод памятников истории и культуры Казахстана. Южно-Казахстанская область». В сборник включены 44 памятника истории и культуры города Шымкент», — говорится в ответе, видимо имеется в виду, что чиновники до сих пор работают по этому своду.

Затем чиновники из управления сочли нужным в своем ответе сделать вот такую отписку: «В соответствии с пунктом 14 статьи 10 Закона Республики Казахстан от 26 декабря 2019 года №288-УТ ЗРК «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия» (далее — Закон) уполномоченный орган разрабатывает и утверждает правила выявления, учета, придания и лишения статуса, перемещения и изменения, мониторинга состояния и изменения категории памятников истории и культуры. Также, на основании пункта 12 статьи 11 Закона местный исполнительный орган по согласованию с уполномоченным органом признают объекты историко-культурного наследия памятниками истории и культуры местного значения и включают их в Государственный список памятников истории и культуры местного значения на основании заключения историко-культурной экспертизы».

Кто конкретно и как именно проводит эту экспертизу, так и осталось загадкой.

Всего в Шымкенте в Государственный список памятников истории и культуры местного значения включены 8 — памятников (градостроительство и архитектура — 4, археология — 4), а в список предварительного учета — 36 памятников (градостроительство и архитектура — 18, археология – 18. Мозаики там нет.

«В молчаливом согласии они собираются убрать все его работы»

Об уничтожении мозаики супруга Кульсия Турапбаева узнала, когда проходила мимо городской поликлиники №1. Чтобы спасти панно, она обратилась в Союз художников. Там ей ответили, что «наверное, получено разрешение у акима».