32 осужденных педофила выйдут на свободу из казахстанских тюрем в этом году

32 человека, осужденных за педофилию, выйдут на свободу в этом году. При этом, к ним не применят химическую кастрацию, поскольку все они получили срок до того, как эта норма вступила в силу в Казахстане.

Как передает телеканал «Хабар 24», казахстанские правозащитники и психологи бьют тревогу, так как в стране не существует программы по контролю или работе с указанной категорией преступников после их освобождения.

Согласно данным комитета правовой статистики Генпрокуратуры, только за минувший год в Казахстане было зарегистрировано свыше трехсот преступлений против половой неприкосновенности ребенка.

Подчеркивается, что это лишь те факты, о которых правоохранителям стало известно. На деле же очень часты случаи, когда родители из страха предать этот факт огласке, не заявляют о случившемся.

Кроме того, казахстанцы крайне редко обращаются к психологам. По информации МВД, 80% педофилов являются членами семьи или людьми, приближенными к ней, то есть чаще всего таким людям доверяют родители и их не боятся дети.

«О части случаев мы не знаем. Чтобы помочь ребенку, который это пережил, совсем исправить травму, которая нанесена ребенку, невозможно. Можно как-то постараться это купировать. Для этого все равно нужна долгая работа психолога.

Чем это чревато. Тем, что ребенок, переживший насилие в определенном возрасте, может испытывать девиацию поведения, может травмировать себя. И, вы знаете, еще есть один миф о том, что насилию подвергаются только девочки – это не так. Сексуальным домогательствам, сексуальному насилию подвергаются и мальчики, и молодые люди, к сожалению», — указала глава фонда «Коргау» Анна Рыль.

По словам психологов, риск того, что осужденный педофил после выхода на свободу вновь совершит подобное преступление в течение года, слишком высок. Как доказательство приводится статистика, подтверждающая эту версию.

На сегодняшний день в тюрьмах по соответствующей статье отбывают наказание почти 2 тысячи человек, 20% из них — педофилы-рецидивисты.

«Согласно законам пенитенциарной пробации, за год до освобождений начинается усиленная подготовка к освобождению. Учитываются все возможности по указанию социальной или иной помощи.

К примеру, если осужденный не имеет документов, удостоверяющих личность, либо нуждается в оформлении каких-либо документов по начислению получению пенсии, пособий, оказывается содействие.

Решаются вопросы по трудоустройству после освобождения, в связи с тем, что освободившийся осужденный должен устроиться и знать, что имеет возможности по трудоустройству.

Поэтому вопрос в том, какая им помощь оказывается, это оказывается местными исполнительными органами. Неправительственные организации, в которые непосредственно осужденный имеет возможность обратиться в случае, если он попадет в какую-либо трудную ситуацию», — сообщила журналистам глава управления по воспитательной работе среди осужденных КУИС МВД РК Бибигуль Мунайтпасова.

На деле же общественные организации часто отказываются работать с преступниками этой категории, так как в Казахстане нет специальной программы по их сопровождению после выхода на свободу, а работа психологов в тюрьмах и колониях нередко малоэффективна.

«Когда нам предложили кейс, когда мы стали изучать приговор, то, что совершил человек в 24 года, в состоянии алкогольного опьянения. Совершил тяжкое преступление в отношения малолетнего ребенка.

Изнасилование, повлекшее за собой тяжелые последствие для ребенка, мы отказались, и я вам хочу сказать почему. Когда человек, осужденный за такую категорию преступления, работа в отношении него должна начаться там, в местах лишения свободы, с ним должен работать психотерапевт, с ним должен работать психолог, с ним должен работать терапевт.

Но этот комплекс услуг, он там, на территории зоны, не организован. Там есть один психолог и нагрузка у него страшнейшая», — пояснила глава общественного фонда «Право» Ольга Рыль.

Между тем, без программы по реабилитации тех, кто отбыл наказание, ситуация может усугубиться, считают эксперты.

Только до конца этого года 32 осужденных педофила выйдут на свободу, к ним не применят химическая кастрацию. Психолог Ержан Базарбаев считает, что второй рецидив намного опаснее, так как преступник уже понимает реакцию общества и видит, где он ошибся в первый раз, поэтому начинает действовать осторожнее.

Эту проблему, по его мнению, нельзя решить только кастрацией.

«После выхода на свободу, я думаю, что за ними должны быть закреплены определенные психологи, которые будут наблюдать и помогать справляться с этими нуждами, потребностями.

Если мысли об этих нуждах не исчезают, они же в головах, и когда проявляются у него два варианта: либо он идет к психологу и все это прорабатывают, находят выход из этой ситуации, или же ему не с кем поговорить, не с кем поделиться. Нависшие мысли его беспокоят», — рассказал Базарбаев.

В текущей судебной практике, такой человек обычно признается вменяемым, и в причинах его наклонностей никто не разбирается.

После выхода из тюрьмы преступник может продолжить жить с навязчивым желанием, что рано или поздно может привести к срыву. Специалисты уверены, что контролировать это можно путем психиатрии и назначения медикаментов.

В качестве примера приводится США, где допустима хирургическая кастрация, и Германия, где педофилов направляют на принудительное лечение.

Еще один вариант — открытый реестр. В Казахстане такой уже есть, но о нем знают немногие. Там есть вся информация о педофилах вплоть до адреса проживания, чтобы каждый гражданин мог обезопасить своих детей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *